Величие Джимми Джонсона

Марти Смит, ESPN

Пообщайтесь с Джимми Джонсоном, пусть даже походя, и вы заметите, что его величие должно измеряться не в победах или чемпионатах. Оно даже не должно измеряться в гоночной машине.

Победы, чемпионаты и гоночная машина лишь предоставляют платформу для того, чтобы показать влияние его величия.

Его величие в том, какой он человек.

В первую очередь Джонсон — муж и отец, и лишь затем шестикратный чемпион Спринт Кап.
Это оценка, основанная на опыте: я знаю, примерно, 20 человек, которые скажут вам, что Джимми Джонсон их лучший друг. Очень редко встречаешь того, кто плавно вливается в любую толпу. Еще реже — того, кто действительно этого хочет.

Благодаря Джонсону это выглядит просто. Благодаря ему все выглядит просто. В этом его истинный талант. Потому что, факт в том, что ничто из того, чем он занимается не является простым. Гоняться непросто. Совсем непросто побеждать. Быть мужем и отцом непросто. Просто он стремится работать над этим больше, чем вы.

Неудивительно, что многие думают, что ненавидят его. Они его не ненавидят. Они ему завидуют.
Непрерывная зависть порождает чувство неприятия.

Затем вы встречаете этого парня. И вы осознаете, что он — это нечто особенное. Внезапно, вы оказываетесь перед выбором — любить или ненавидеть. Выбор за вами. Его устроит любой из них.

Потому, что его расклад тонок. Тоньше, чем его фигура, претерпевшая изменения в результате изнурительных тренировок, которые нужно увидеть, чтобы поверить. Но даже это не поможет понять. А чтобы понять, нужно испытать на себе. И не каждый такое выдержит. Немногие могут делать то же, что и он на беговой дорожке (двадцатимильные пробежки – миля за 7:21, 45 миль на роуд-байке) или заплыв в бассейне олимпийских размеров (3 000 м).

Эти тренировки являются примером невысказанного желания возродить себя в постоянном стремлении быть уверенным, что он не будет почивать на лаврах. Ценя прошлое, он никогда не отдыхает.

Он рос в скромных условиях. Первые восемь лет его жизни прошли в трейлерном парке Los Coches Mobile Estates в Восточном графстве, Калифорния. У него чудесные родители. Они тяжело работали, поднимали троих сыновей — Джимми, Джарита и Джесси и возили их в пустыню погоняться на байках-внедорожниках, перекусить и посмеяться от души. Они никогда не прессинговали мальчиков. Но Джимми что-то двигало. Он стремится быть лучшим во всем.

Не только лучшим гонщиком, но и лучшим мужем, отцом, лучшим другом, сыном, братом, филантропом, атлетом, лучшим соседом. Он раздает соседским детям конфеты на Хэллоуин. Серьезно.

Он просыпается перед рассветом, чтобы пробежаться. Затем бежит домой, чтобы приготовить завтрак своим девочкам. Потом везет свою старшую дочь в школу. Затем торопится на тренировки. Потом опять в школу, забрать свою дочь домой.

Его резюме потрясающее. Как и его манеры.
Он здоровается со всеми в комнате. Верите или нет, но когда человек такого статуса входит в комнату для интервью и пожимает руку оператору или аудиотехнику — это значит очень многое. Люди на этих позициях всегда на бекграунде, а не на свету. Поэтому, когда они вдруг оказываются в пятне света, это значит очень многое и длится для них вечно.

Он никогда не позволяет журналисту почувствовать себя глупо из-за адресованного ему вопроса. А это очень много значит для начинающих, еще зеленых репортеров. Если вы думаете, что это не так, попробуйте встать в зале полном маститых авторов и задать легенде вопрос перед вашими читателями.

Джонсон ждет, пока дамы не сядут в его присутствии. Он забирает пальто у своей жены. Он один из тех редких людей, которые заставляют почувствовать каждого человека в каждой комнате, куда он входит, особенным.

Я оглядываюсь на 24 октября 2004 года. Тогда я ехал домой из Мартинсвилля, эмоционально раздавленным. Самолет Hendrick Motorsports разбился, унеся жизни десяти человек на борту. Среди них был наш близкий общий друг Рики Хендрик, единственный сын Рика Старшего.
В тот день Джонсон победил. Он не появился на Victory Lane.
Вместо этого его отозвали в мобильный штаб НАСКАР, чтобы сообщить, что его друзья и наставники погибли в авиакатастрофе.
В ту ночь, я вел машину по отдаленному шоссе в Северной Каролине.
Зазвонил телефон. Это был Джонсон.
Он знал, что я должен был работать поздно ночью, писать о смерти нашего друга и ехал домой один.
И он знал, что я был расстроен.
Он просто хотел проверить как я там.
И в этом величие Джимми Джонсона.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s